Предыдущая Следующая

Ревнители нравственности театра забывают о двух вещах. Во-первых, о том, что театр должен быть отражением подлинной действительности, что нравы, изображаемые на сцене, существуют также вне ее — в самой жизни. Второе, театр не может шокировать и считаться нарушающим приличия, если он изображает то, что реально существует. Если бы, иронизирует Хэзлит, проповедники уничтожили пороки, то не осталось бы дела ни для проповедников, ни для театра. Нападки Кольера, однако, сыграли свою роль; благодаря его осуждению непристойности в театре, появились слезливые сентиментальные пьесы, способные лишь усыпить публику. Самая большая вольность, допускаемая в таких комедиях, это подозрение, будто у героя есть любовница, а высшим проявлением его мужественности считается отказ принять вызов на дуэль.

Комедией в собственном смысле слова, по Хэзлиту, является комедия нравов периода Реставрации. Шекспир, правда, лучше, чем авторы сентиментальных пьес, но он слишком добродушен. Романтик Хэзлит, таким образом, оказывается сторонником сатирической комедии нравов. Решающую роль в этом сыграл антиаристократизм Хэзлита.

критика романтической драмы

Байрон (1788—1824) —один из самых выдающихся представителей романтизма. Его драмы «Манфред» и «Каин» справедливо считаются особенно яркими выражениями романтического духа. Естественно было ожидать, что и взгляды Байрона на драму находятся в соответствии с поэтикой романтизма. В действительности, однако, теоретические взгляды Байрона не согласуются с романтическими понятиями о художественном творчестве.

Объясняется это противоречие тем, что Байрон вырос в традициях просветительства; он высоко чтил великих писателей XVIII в.— Попа, Свифта, Филдинга. Идеология XVIII в. всегда была для Байрона особенно близка антифеодальностью и демократизмом. Если Вордсворт и Колридж от просветительской философии решительно отреклись, то Байрон оставался ее приверженцем даже в пору наибольшего расцвета его романтического творчества. В третьей песне «Паломничества Чайльд Гарольда» (1816), написанной незадолго до «Манфреда», Байрон с великим почтением говорит о Вольтере и Руссо как провозвестниках передовых идеалов.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"