Предыдущая Следующая

Здесь нельзя не заметить существенного различия между пониманием комедии у Лэма и Хэзлита. Первый, как помнит читатель, видел в ней игру фантазии в нереальном мире, «Утопию галантности»; для Хэзлита мир комедий Реставрации вполне реален, он ясно представляет себе аристократическое общество того времени. Комедия, считает он, вполне достоверно изобразила подлинные нравы дворянства в период Реставрации, Демократическое чутье Хэзлита проявилось здесь со всей определенностью.

Третий период развития комедии, как считает Хэзлит, возникает в условиях общества, которое изгнало аристократическую аффектацию и претензии в силу того, что выросло понимание действительности и пороки были разоблачены театром. Характеры персонажей приобрели более нейтральные черты, комическое покинуло сцену, и его место заняла сентиментальность, составившая основу пьес новейшего типа. Произошел упадок комедии. В лекциях о комических писателях Хэзлит возлагает вину за это на буржуа-пуритан, более конкретно — на

Джереми Кольера, этого ханжеского обличителя театра в начале XVIII в. Как пишет Хэзлит, Кольер обрушился на театры, обвиняя пьесы в безнравственности и непристойности, вместо того чтобы критиковать эти пороки как явления реальной жизни. У него получалось, что театр насаждал это зло, тогда как на самом деле драматурги только отражали действительность, показывая безнравственность поведения своих персонажей. «Он полагает, что каждое нарушение десяти заповедей начинается и кончается там» (т. е. на сцене). «Он считает недостаточным, чтобы театры «показывали пороку его собственное обличие и злобе — присущие ей черты» (слова Гамлета.— А. А.), если при этом они тут же не осуждаются и, подобно Дон Жуану, не уносятся дьяволом в преисподнюю на глазах у зрителей. Похоже что автор (т. е. Кольер.— А. А.) удовлетворился бы, если бы мог сидеть на представлении комедии в качестве Отца Инквизитора и чтобы там было аутодафе для сожжения как актеров, так и драматурга по окончании представления. Этот недовольный самозванный критик испытывает ужасный страх и отвращение к бедной человеческой природе почти во всех ее проявлениях, о существовании которой он, по-видимому, узнал только благодаря театру; и борьбу против того, что является единственным нарушением благочестия, он считает главным долгом человека; он полностью убежден в том, что если это нарушение будет уничтожено, то весь мир будет вести себя согласно вере и катехизису. Какая слепота и какое заблуждение!» 13


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"