Предыдущая Следующая

Трагедия для Хэзлита всегда возвышенное и обобщенное изображение ужасающих явлений жизни. Однако трагедия не копирует реальность. В одной из многочисленных похвал, воздаваемых Хэзлитом Шекспиру, говорится: «Если творчество по законам природы является подлинным признаком гения, то Шекспир обладал этим качеством больше, чем любой другой писатель. Про него можно сказать, что он сотрудник природы, создавший свой собственный воображаемый мир, имеющий видимость и полное соответствие действительности»6. В этом суть: мир, создаваемый художником, подобен реальному, но независим от него; в нем действуют те же законы природы, но он не копия действительности.

Что же касается исторической драмы, то ее дефект состоит в близости к подлинной действительности. Разбирая шекспировского «Короля Джона», Хэзлит пишет: «Так как коварство Джона, смерть Артура, горе Констанции — историческая правда, это обостряет в нас чувство боли и ложится свинцовым грузом на душу. Что-то нашептывает нам, что мы не имеем права имитировать (в искусстве.— А. А.) несчастия, подобные этим, или превращать правду жизни в марионеток и игрушки нашего воображения»1 Это положение совершенно не обосновано; ведь другие сюжеты Шекспира тоже имели более или менее явную историческую основу. Суть здесь в другом, но Хэзлит ограничился чисто субъективным неприятием жанра исторической драмы, хотя в частностях находил в произведениях этого жанра у Шекспира много интересного.

Еще один вопрос, касающийся трагедии, должен привлечь наше внимание. В шекспировской критике издавна возник спор о том, что представляют собой герои трагедий: типы или индивидуальности. Александр Поп утверждал, что каждый образ Шекспира — индивид, личность, настолько же неповторимая, как реальные люди. Против этого выступил Семюэл Джонсон, заявив, что герои Шекспира не индивиды, а типы. Хэзлит в начале книги о характерах Шекспира цитирует Попа, но в сущности стремится примирить обе точки зрения, синтезировать их. У Шекспира, пишет Хэзлит, «существенные отличия и главные основы человеческой природы представлены не в абстрактном виде, а в непосредственных и бесконечно различных проявлениях у разных лиц и в различных вещах. Местные подробности, частные происшествия сохраняют историческую верность, не утрачивая при этом общего значения» 8.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"