Предыдущая Следующая

Из всех приводимых в статье примеров наибольшую известность приобрел разбор трагедии «Король Лир». «Лира в сущности невозможно изобразить на сцене»,— таков категорический вывод Лэма (137). Внешний облик старца противоречит мощи его душевных сил. «Величие Лира не в его телесном облике, а в интеллекте: взрывы его страсти ужасны, как извержения вулкана; это бури, вздымающие волны и обнажающие море до дна; такова его душа со всеми ее глубинами. Эта оболочка из мяса и крови слишком незначительна, чтобы на нее стоило обращать внимание; он и сам пренебрегает ею. На сцене нам видны только телесная хилость и слабость, бессилие гнева; когда мы читаем, мы не видим Лира, но мы сами — Лир, мы проникаем в его душу, мы ощущаем величие, преодолевающее злобу дочерей и бури; в его умопомрачении мы обнаруживаем необыкновенную силу суждения, непригодную для обычной жизни, но проявляющую свою мощь, когда она, подобно вихрю, обрушивается на извращения и злоупотребления людей» (136— 137). Никакие сценические средства не способны передать все это.

Речь здесь идет не только о соотношении поэзии и театра в драматическом произведении, хотя и это существенно, но и о природе поэтической драмы вообще. Конечно, как неоднократно указывали критики, концепция Лэма во многом была обусловлена условиями театра его времени. Пустую сцену шекспировского театра сменили декорации, но они были чрезвычайно несовершенны. Вместе с тем, по-видимому, если не считать корифеев, актерское искусство носило слишком ремесленный характер и не могло удовлетворить высоким художественным требованиям. Все это, несомненно, сыграло роль в том, что возникла идея несоответствия сценического воплощения глубокому содержанию трагедий Шекспира.

Но главное не в этом, а в том, что внешнему, поверхностному пониманию драмы и характеров романтик Лэм противопоставляет идею глубокого внутреннего содержания творений искусства, требующего очень интимного отношения к себе. Недаром у Лэма так часто речь идет о душе. Начиная с первого эстетического манифеста английского романтизма — предисловия Вордсворта к «Лирическим балладам»,— все более утверждается понимание искусства как выражения глубинных движений человеческого сознания и подсознания, не поддающихся рациональному анализу. Оттеснение внешнего и выдвижение на первый план внутреннего смысла искусства, столь характерное для романтической эстетики, получает у Лэма очень четкое выражение. Добавим, что, по его собственным словам, это относится не только к шекспировским трагедиям, но и к его комедиям; о последних, однако, Лэм не говорит подробно, ограничиваясь лишь неразвернутым и немотивированным утверждением, что и комедии Шекспира не получают в сценическом


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"