Предыдущая Следующая

Лэм заключает рассуждение общим выводом, что комедия не может игнорировать публику. Вместе с тем прямая игра на нее тоже представляется ему ошибкой. Умный актер должен найти меру правдоподобия и игры на зрителей.

Эссе Лэма — отнюдь не ограничивается суждением о том, как следует исполнять трагедию и комедию. Критик считает, что комедия вообще не стремится к правдоподобию. Мысль о связи между комическим актером и публикой имеет принципиальное значение. Ее основанием является убеждение в том, что комедия есть в широком смысле игра, в которой участвуют не только актеры, но и зрители.

Это положение направлено против буржуазной нравоучительной комедии с присущей ей серьезностью. Трудно сказать, в какой мере Лэм был знаком с концепцией комического у А. В. Шлегеля. Во всяком случае, он тоже придерживается мнения, что комедия должна быть проникнута духом веселья, и не польза, а удовольствие составляет ее цель. Образец такой комедии он нашел в английской драматургии периода Реставрации.

Известно, что комедия Реставрации была сурово осуждена как пуританскими моралистами, так даже и просветителями, считавшими ее выражением аристократической безнравственности; таким оставалось отношение к ней на протяжении всего XVIII в. Несмотря на общеизвестную распущенность двора и английской знати начала XIX в., официальная мораль продолжала ханжески осуждать комедиографов Реставрации как апологетов моральной безответственности,

1

апология комедии реставрации

Лэм выступил в защиту комедии Реставрации в статье «Об искусственной комедии прошлого века» (1822). С не меньшей решительностью, чем Колридж, обрушивается Лэм на буржуазную нравоучительную комедию. Она испортила театр, принизив его до уровня повседневности. В бытовой комедии зритель узнает себя, своих братьев, тетушек, родственников, друзей, покровителей, врагов, точно подобных тем, которые встречаются в жизни. Эти персонажи предстают в таких ситуациях, что зритель не может оценивать происходящее иначе, как со строжайшей моральной точки зрения. Происходящее на сцене соответствует всем известным жизненным положениям, и люди сталкиваются в театре с теми же проблемами, которые возможны в их повседневной жизни. «Мы ходим в театр не как наши предки, чтобы убежать от гнета действительности, а для того, чтобы получить подтверждение нашему повседневному опыту: вдвойне удостовериться в нем и в нашей судьбе. Мы вынуждены дважды переживать нашу тягостную жизнь, подобно тому как Одиссею пришлось дважды спускаться в ад» (649).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"