Предыдущая Следующая

Почему скупцы так ненавистны в реальной жизни и так терпимы на сцене, как не потому, что умелый актер какими-то невидимыми средствами скорее, чем прямым обращением к нам, лишает характер большой доли его одиозности, как бы завоевывая наше сочувствие ему в силу непрочности его обладания денежным мешком и документами. Благодаря этому тонкому ходу исчезает половина той отвратительности, которая присуща этому характеру, чья замкнутость отвращает от него симпатии людей в реальной жизни. Скупой становится симпатичным, т. е. перестает быть подлинным скупцом. Здесь так же развлекательное подобие подменяет весьма неприятную действительность» 1

Комедия, считает Лэм, не требует той же иллюзии правдоподобия, какая необходима для серьезных произведений. «Степень достоверности, необходимая для этих двух видов, может быть проиллюстрирована разной степенью правдивости, ожидаемой от человека, рассказывающего печальную или веселую историю. Если рассказчик первой проявит хоть каплю неискренности, мы не поверим ему. Если мы заподозрим обман, то наши слезы не потекут. Но рассказчику веселой истории позволена некоторая свобода. От него не требуется абсолютной правдивости. Так же обстоит дело с драматической иллюзией. Мы признаемся, что нам нравится, когда во время представления комедии зрители чувствуют себя естественно, как бы за кулисами, будучи заинтересованы в драме, но принимая ее как стоя-

і

шиє рядом наблюдатели. Есть нечто неприветливое в комическом актере, который держится отчужденно и не проявляет интереса к тем, кто пришел получить от него развлечение. Макбет должен видеть кинжал, он не может рассказать об этом никому, кроме как самому себе; но если глупому старику в фарсе покажется, будто он видит нечто, он может это выразить ясными словами и показать это всем своим видом партеру, ложам и галерке. Когда какой-нибудь несносный тип, например вроде Осрика, вторгается в сцену серьезной беседы, мы одобряем, что его встречают презрением. Но когда в комедии, предназначенной доставлять чистое удовольствие и возбуждать веселье посредством забавных осложнений, такой несносный мешает серьезному человеку, вторгаясь в его досуг или ведя себя в его доме как в своем собственном, подобное же презрение (как бы оно ни было естественно) помешает приятному настроению зрителей. Чтобы сделать такое вторжение комическим, актер, играющий того, кому досаждают, должен несколько отдалиться от природы: коротко говоря, ему следует помнить о зрителях и выразить недовольство и раздражение лишь в той мере, которая соответствует духу комедии. Другими словами, его недовольство должно выглядеть наполовину показным» (676),


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"