Предыдущая Следующая

Усадебная застройка, характерная для русского градостроительства ХУ1—ХУП вв., при которой главное здание располагалось в глубине участка, а вдоль улицы шли заборы, была несовместима с новыми эстетическими воззрениями ХУШ в. Функционально она перестала отвечать тем новым задачам, которые должны были выполнять города с связи с развитием торговли и промышленности.

Новый принцип застройки улиц "сплошною фаса-дою" хорошо координировался с прямыми улицами, переулками, регулярными площадями. Он позволил перейти на новые формы расселения в городах, при которой его жители разделялись не по знатности, а по наличию у них капитала. Капитализация города несла с собой существенно новые эстетические принципы его застройки, однако недооценивать устойчивость традиционных черт было бы неверно.

Частная застройка строго регламентировалась государством. Участки выделялись каждому жителю "смотря по лицам" (согласно его классовой принадлежности). Внутри участков жители могли ставить надворные постройки по своему усмотрению, однако набор этих построек, их размеры и высота контролировались. Сошлемся на один из документов начала ХУП в. (1633 г.), который регламентировал частную застройку Москвы и

одновременно определял переход от деревянной застройки к каменной. В нем речь идет о людях, у которых в Китай-городе и в Белом городе погорели дворы: "И тем людем стольником и стряпчим и дворянам московским и приказным людем и жильцом и дворянам и детям боярским из городов, и дворовым людем и гостем и торговым всяким людем на своих местах ставить хоромы, горницы невысокие с сеньми и повалуши на одних подкле-тех. А иные люди всяких чинов и торговые всякие люди ставили бы избы плоские без подклетов и против клети ниские. А высокие б хоромы, горницы и против них п1 овалуши з большими развалы ... никто не ставил"1 .

Указы того же времени показывают, что самовольная застройка улиц города не допускалась и строго контролировалась государством. Вот как выглядит указ по застройке Москвы после пожара 1633 г.: "Блаженной памяти при государе, царе и великом князе Федоре Ивановиче всея Руси учинены были улицы и переулки большие и от городской стены дворы ставлены были далеко. А после московского разорения тех улиц и переулков принели многих всяких людей и к городовой стене и около церквей поставлены дворы блиско, а описав и измерив велели о том о всем доложить государем. А до своего государя указу всяким людем от улиц хором городьбы ставить не велеть" [14, с. 94, 95] .


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"