Предыдущая Следующая

Ученые разделились на два лагеря: одни выступают за существование некой сверхъестественной сути Бытия, другие надеются обойтись без нее. Одни настаивают на существовании строгой закономерности причинно-следственных связей, другие это отрицают.

В ионийской натурфилософии, по мнению Кузнецова [135, с. 128-159], были две концепции: мир подобен воде, мир подобен песку. Первая считалась основой изменения, деформации, смещения непрерывной субстанции. Вторая считалась качественно-атомистической с гомогенной дискретной субстанцией, движущейся в демокритовом «небытии» или в пустом пространстве, что нашло признание позже, с некоторым упущением качеств субстанции. Не каждое поколение могло повторить опыт предыдущего. Лучшим опытно-измерительным прибором остается человек, и циклы его ошибок каждый раз на новом качественном витке повторяются.

Многокрасочный мир Аристотеля был сведен к сочетанию четырех элементов. Лукреций своей поэмой основательно заострил внимание человеческой мысли на границе, отделяющей тело от других окружающих тел, над чем до сих пор, начиная с Декарта, размышляют мыслители. Эти границы искали Лейбниц и Ньютон. К этой границе, представленной в виде Единицы, разделяющей все внешнее и внутреннее, подошел в своей концепции автор. Отличительные динамические свойства тела у Лейбница (инерция тела и его сила) и картина взаимодействующих тел Ньютона объясняли поведение тел, но не их рождение, существование (бытование).

Спиноза, постигая природу, видел в ней внутреннюю причину собственного существования. Ученые неклассической науки вспомнили непризнанную современными классиками идею Спинозы и наделили тела холоном Платона, т. е. группированием простых тел в сложные. Холон выводил вещь за принятые узкие рамки физического объяснения, а именно к субстанциональным свойствам тел, а что это такое, никто не знает.

Ученый мир еще не постиг мировой линии взаимодействия и не знает, как взаимодействие частиц вещественно

меняет пространство и время, чем заполнены геометрический и негеометрический образы частиц. Вернемся к истории. Эпикурейцы думали, что «движения нет, а есть только результат движения», т. е. частица, исчезая и затем возникая в другой клетке дискретного пространства и времени, как бы движется вперед. Эта мысль эпикурейцев для того времени была прогрессивной, ибо показывала спонтанно-волновой характер движения в дискретном, ограниченном пространстве и времени.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"